МАНЬЯК ПОМИДОРОВ

Творчество Александра Помидорова уже стало экзотикой. Ведь рэп на белорусском языке нынче не исполняет никто. А Помидоров (он же Кривошеев) умудряется еще и диски выпускать. Недавно, например, увидел свет долгожданный альбом "Сьвята пакрадзенае". Необычный проект. Хотя бы уже потому, что диск имеет два исполнения - черное и белое. Белый вариант - для широкой публики. А черный, к сожалению, увидят далеко не многие. Отпечатан он тиражом всего в 100 экземпляров и предназначен, как говорит Александр, "для своих". Отличаются диски не только цветом, но и содержанием. Например, свой хит "Цуд на Каляды" помеcтил музыкант только на черном варианте. И это далеко не все, что можно рассказать о "Сьвяце пакрадзеным" Александра Помидорова. Именно поэтому сегодня музыкант у нас в гостях.

Так кто же, господин Помидоров, "свята" у вас украл?

Конкретно - никто. Это такое состояние души: хочется праздника, и все для него вроде бы есть, а самого его и нет. Вы не подумайте, это не скука. Отнюдь. Просто хочется какого-то взрыва эмоций...

А почему диски черные и белые - это же так банально...

Черный - один из моих любимых цветов. Поэтому именно этот диск я сделал авторским. Вообще, он задумывался как промо-издание. Но на определенном этапе я решил, что это будет нормальный, полновесный альбом. В нем, по сравнению с белым, другой порядок песен, иные аранжировки. К тому же это вообще первый цветной диск в Беларуси (только нынешней осенью у российских исполнителей стали появляться разноцветные пластинки). Его я даже неохотно отдавал в продажу. А если уж отдавал, то по очень высокой цене... Чтобы посмотреть, найдутся ли люди, которые это купят.

Нашлись?

К моему удивлению, да.

А почему рэп у нас не прижился?

Дело в том, что изначально заниматься рэпом было модно. Эта волна нахлынула, года 2-3 побушевала и совершенно закономерно схлынула. Сейчас на месте рэпа возникает пустота. На рэп-вечеринки ходит всего человек 100. И это натурально - мода-то прошла. Выживают только те, кто серьезно "западает" на эту музыку или же зарабатывает на ней деньги. Была, к примеру, когда-то давно у нас группа "Дизель-экшн", которая делала танцевальный вариант хип-хопа. Классно получалось, очень стильно. А сейчас о ней ничего не слышно. Молодых у нас никто не хочет поддерживать: ни спортивные марки, ни магазины... Они варятся в своем соку, а потом, невостребованные, исчезают. Хотя многие из этих команд могли бы быть интересными и сегодня.

Кстати, а вы рэпом занимаетесь как любитель или зарабатываете на нем?

Скорее, занимаюсь... Хотя какое-то время это занятие давало деньги. Однако нелишне иметь дело, приносящее постоянные доходы.

У вас оно есть?

Сейчас нет.

В последнем альбоме вы несколько отошли от рэпа и хип-хопа. Что, завязываете с излюбленными жанрами?

Конечно, лестно, что меня считают рэпером. Но у меня излюбленных жанров масса. Это и панк-рок, и хэви-метал, и сайбер-панк, и брейк-бит - вся энергичная и жесткая музыка.

А FM-станции вас любят?

Если одна песня в конце года - это признак любви, то да. В рождественские праздники, начиная с 1999 года, крутится мой хит "Цуд на Каляды". Возможно, в следующем году и он уйдет из вещания...

Вернуться на радио в качестве ди-джея желания не возникало? Глядишь, и материальные дела наладились бы, и творчество свое популяризировали...

Не знаю, насколько этично, работая на FM-станции, засорять ее эфир своими же собственными песнями. Мол: "...А сейчас послушайте меня... А теперь мы будем слушать снова меня... А после меня опять я буду в эфире". Не хочу так. Тем более я совершенно сознательно делал альбом, который невозможно прокрутить по радио.

Почему?

Опыт работы на FM-станциях отвратил меня от того, что принято называть форматом. Музыка у меня достаточно тяжелая. Разве что ночью она звучала бы... Я думаю, что надо пробовать обходиться без радио. Тем более что, на мой взгляд, радио и телевидение у нас не очень влияют на распродажу дисков. Мой альбом - это своеобразный вызов местным радиостанциям.

Сарказм так и брызжет в каждой фразе, касающейся радио...

Раздражает то, с каким подозрением работники минских FM-станций относятся к музыкантам, исполняющим рок-музыку на белорусском языке. Изначально это гарантия того, что композиция раз или два прозвучит в эфире, а потом "сбросят" ее, в лучшем случае, на вечернее время - после 22-23 часов. В худшем - снимут с эфира вообще. И речь тут не о деньгах идет. Просто вот такие мы оригиналы. Или кажемся таковыми...

Светлана ПОЗНЯК

© "Советская Белоруссия"

наверх